Доха

Доха.

Доха верхняя одежда для ношения в зимний период времени. Ее шили мехом наружу. Она имела широкие рукава и большой широкий воротник. Название данный вид верхней одежды, получил благодаря калмыцкому слову doha. Это обозначало шубу, изготовленную мехом наружу. Для славянских народностей одежда, изготовленная мехом наружу, несла в себе особый, сакральный смысл. И использовалась в магических целях. В ней ворожили, колядовали и пр. Поэтому, как ежедневный вид зимней одежды, практически, не использовалась. Вошла доха в широкое распространение только ко второй половине девятнадцатого века. Путешественники из Сибири в Петербург или Москву, одолевали зимнюю дорогу на санях, только накинув поверх шубы доху. В России, для такого случая, одевали тулуп. Однако, по мере того, как возрастал прилив сибирского капитала в российскую экономику, на улицах столицы стали появляться крепкие бородатые мужики в необычайной, в средней полосе, верхней одежде дохе. И, если в дохе ходили, практически все жители Урала, Дальнего Востока и Севера, то на других территориях России, она стала пользоваться популярностью, среди модников, только к концу девятнадцатого столетия. Причем, не малую роль в процессе становления дохи широко используемой зимней одеждой сыграли не только сибирские мужики, но и американские золотоискатели, которые во всю использовали доху для хождения в по зимним морозам. Столичные щеголи изготавливали свои дохи из шкур жеребцов и телят, с меховой или ватной прокладкой. Доха, как и было принято, шилась шерстью наружу, а кожей внутрь, где и подбивалась теплой подкладкой. Доху всегда надевали на иную зимнюю верхнюю одежду, при этом ее носили не застегнутой. В тоже время, дохи начали шить из волков, овец и собак. Однако, самыми модными оставались конские и телячьи длинные дохи, которые запахивались, обеспечивая тепло и уют. Подкладки для таких шуб делали из ваты или меха. На дальнем Востоке и Урале. А, также, в Сибири, дохи изготавливали из меха медведей, волков и, иногда, собак. Именно их мех был способен отлично согревать даже в лютых условиях севера. Известный, в девятнадцатом веке, купец промышленник, являющийся выдающимся сибирским просветителем, путешественником и писателем, Николай Мартемьянович Чукмалдин, в своей книге «Мои воспоминания» писал о дохе так: «Сибирская доха с валенками и шапка с наушниками вот самые надежные защитники от холода и бурана».